Tags: родня

Кот-ученый

О пользе бунтов

(окончание предыдущего поста)

И снова Василий Иванович Семевский. "Русская Мысль", № 10 за 1882 год, с. 110-159.

"Целый ряд волнения крестьян духовного ведомства и множество подаваемых ими жалоб убедили, наконец, правительство в необходимости изменить радикально их положение. В 1757 году императрица Елизавета, присутствуя в конференции, [...] велела обложить все [монастырские] деревни помещичьими окладами [т.е. фиксированным оброком]; из собираемых таким образом денег употреблять на содержание монастыря не более того, сколько положено по штатам, а остальное хранить и не использовать без письменного указа государыни. [...]

Однако это желание императрицы Елизаветы [...] не привело ни к чему. [...] Конференции сената с синодом состоялись только в 1760 году [и также не привели ни к чему].

В январе 1762 года император Петр III велел сенату вновь иметь конференцию с синодом о монастырских крестьянах [из-за многочисленных крестьянских волнений, в том числе и Саввино-Сторожевского]. 21 марта велено было учредить в Москве, под ведомством сената, коллегию экономии [для надзора за монастырской и т.п. собственностью], а в Петербурге - ее контору; с крестьян духовного ведомства сверх семигривенного подушного оклада собирать рублевый оброк, а на содержание монастырей отпускать деньги, определенные по штату 1724 года; землю, которую крестьяне пахали на своих владельцев, отдать крестьянам. [выделение Семевского] Указ этот возбудил страшное недовольство в духовенстве. [...] Екатерина II, как искусный дипломат, не могла не считаться по вступлении своем на престол с этим неудовольствием духовенства, которое могло быть для нее опасным; но в то же время опасно было вызвать и сильное народное волнение отменою указа, избавлявшего крестьян духовных вотчин от прежних притеснений. [...] 12 августа был издан указ о возвращении имений синодальных, архиерейских, монастырских и церковных по-прежнему в управление духовных властей и об уничтожении коллегии экономии. [...] Теперь духовные власти могли заставить их опять нести барщину, размеры которой вовсе не были определены законом.
[...]

Collapse )

[Как уже отмечено] возвращение имений в руки духовенства вызвало в течении двух лет целый ряд волнений. Это дало правительству прекрасный повод, чтобы покончить с вопросом о секуляризации духовных имений, тем более, что к 1764 году все необходимые приготовления (описание вотчин и пр.) [начатые вскоре после восшествия Екатерины на престол] были уже окончены.

26 февраля 1764 года был издан знаменитый указ о секуляризации духовных имений [выделение мое - Chyyr] Все вотчины синодальных архиерейских домов. монастырей и церквей в Великороссии и Сибири, в которых тогда было не 910 866 душ, как сказано в указе, а 991 761 душа муж.пола, были окончательно переданы в непосредственное ведение [восстановленной] коллегии экономии. Вместо всех прежних работ и оброков, как деньгами так и хлебов, велено было собирать с крестьян по полтора рубля с души сверх семигривенного подушного оклада. Хотя таким образом находившимся уже ранее на оброке приходилось платить в полтора раза более, но за то все освободились от произвола и пртиеснения разных духовных властей, а множество вотчин и от тяготевшей на них барщины.
[...] относительно количества земли, переданной в их владение, положение экономических крестьян было несравненно благоприятнее того, в каком очутились на наших глазах бывшие крепостные крестьяне. [...] Им было велено передать почти все земли, которые они прежде пахали на своих владельцев."
Кот-ученый

О тщетности бунтов

Часть предков моих по материнской линии были монастырскими крестьянами.

Принадлежали они Саввину-Сторожевскому монастырю, что под Звенигородом. И, надо сказать, были не очень довольны этим фактом.

Как пишет историк XIX века В.Семевский в заметке "Крестьяне духовных вотчин во второй половине XVIII века" (журнал "Русская мысль",1882, №9 с. 208-245)
"
Крестьяне Саввина-Сторожевского монастыря платили рублевый оброк; архиманлрит требовал еще некоторых работ и денежных сборов, но крестьяне считали это незаконным. [...] жаловались, что архимандрит, заставив их ломать камни зимой, бесчеловечно бьет их палками, чтобы принудить к работе. [...] с одной деревни, в которой было всего 90 душ, архимандрит беззаконно сдал в рекруты 3-х человек, взяв с тех крестьян, на ком была очередь, по 150-200 рублей. В другой раз за подобную же неправильную замену одного рекрута другим он получил взятку - "три мешка с деньгами".[...]

Архимандрит этого монастыря, Иоанникий Павлуцкий, был членом московской синодальной конторы, т.е. того самого учреждения, в которое крестьянам приходилось жаловаться на злоупотребления своих властей; понятно, что эти власти действовали особенно бесцеремонно и что крестьяне не могли добиться правды. Collapse )
Что Павлуцкий и его подчиненные не отступали ни перед какими средствами, когда нужно было поставить на своем, видно из следующих событий в вотчинах Саввина-Сторожевского монастыря.

Летом 1760 года он подал в контору синода донесение, что монастырские крестьяне не только "пришли в крайнее ослушание и учинились во всем противны", но что 24 июня, после обедни, они даже умышленно собрались толпою человек в 300 и , придя к воротам монастыря, просили сторожей, чтоб ы те пустили их к казначею. Когда же ворота были заперты на замок, крестьяне вломились в них и требовали, чтоб им выдали находящегося в монастыре певчего и конюха, похваляясь убить их, и стояли у монастыря до вечерен. Крестьяне же в последствии объяснили в своей челобитной, что все это архимандрит всклепал на них за то, что они подали в синод жалобу на взятки и беззаконные сборы; для него же, разумеется, было выгодно, вместо всяких оправданий,представить крестьян бунтовщиками. По словам крестьян, они не только не обнаружили никакого непослушания, но даже все время продолжали и продолжают монастырские работы, в доказательство чего сослались на крестьян разных помещичьих и монастырских вотчин и на звенигородских купцов. 24 июня они вовсе не приступали к монастырю и в ворота не ломились, а если бы хотели убить певчего и конюха, то очень легко могли бы это сделать, когда те возвращались в свои дворы.[...]
Collapse )

Для выручки будто бы находящейся в осаде команды и арестования виновных был отправлен отряд около 150 человек под начальством капитана Титова. Когда он приблизился 25 июля 1760 года к монастырю, крестьяне самым мирным образом, по свидетельству капитана, работали на лугу, находящемся около 1,5 версты. На требование капитана явиться для выслушивания указа они отвечали:

-Нам с работы идти к монастырю незачем, - и так на нас от архимандрита и от посланной синодской команды показана напраслина, будто мы вокруг монастыря стоим в великом азарте. и крике, и воровском собрании; нам к монастырю идти резона нет.

На другой день капитан собрал свой отряд, да около 100 человек понятых и до 50 монастырских служителей и с примкнутыми у солдат штыками и с барабанным боем двинулся на луш. Крестьяне долго не хотели собираться в одну толпу и продолжали сенокосную работу. Когда же они сошлись, то по прочтении указа из конторы сената, начались аресты по списку, в котором было обозначено 40 человек. Было уже селано 10 арестов и все шло мирно, когда по рассказу крестьян, ненавистный им приказный Тихонов с товарищами начали захватывать и не означенных в списке. Тогда крестьяне кинулись на команду и требовали, чтобы им выдали Тихонова с помощниками и возвратили арестованных, говоря, что если они виноваты, то виноваты все, а зачинщиков и возмутителей у них нет. По словам Титова, они требовали еще указа за подписью государыни. Когда двое из команды были ранены, Титов приказал солдатам выстрелить сначала пыжами, а потом пулями, и в то же время стал ретироваться к монастырю. Из 12 человек арестованных толпа успела отбить восьмерых, но за то из крестьян было убито трое, да ранено около 30, а из военной команды было ранено 13, в том числе один прапорщик.

Продолжение этой истории было самое обыкновенное. Крестьянам была поставлена на постой еще более многочисленная команда; начались обычные взятки и поборы. Collapse )Если верить крестьянам, архимандрит присылал к ним с предложением мириться, но они не согласились: этого, - говорят они в челобитной, - "по правости нашей учинить ни по каким правам не можно".


(окончание следует)

PS В дальних планах у меня взять, если получится, в РГАДА документы о этих событиях, и посмотреть, не засветились ли там имена моих предков.
Кот-ученый

Генеалогическое

Известно, что все люди братья.

Однако, сразу и не скажешь, сколькоюродные.

Вот например - в каком колене ваш отец приходится родственником вашей матери? В десятом? В двадцатом? В сотом?

Оценить сверху величину нетрудно - по современном представлениям, все люди происходят из одной популяции численностью в пару тысяч человек, жившей около 74000 л. назад. Учитывая, что в столетие сменяется 4-6 поколений, получаем верхнюю оценку 4,5 тыс. поколений.

Но вряд ли у кого-то родители столь давние родственники - разве что один из них бушмен, а второй - евразиец или там австралиец. Обычно числа куда более скромные.

Так, похоже, ближайший общий предок моих родителей жил XVII веке, в Можайском уезде, к северу от Москвы-реки.

По крайней мере, я уже нашел двух пра-...-бабушек, родившихся в одной и той же деревне - Астафьеве. Одна, по папиной линии, около 1710 г., другая, по маминой, около 1740.
А деревенька в те времена была не так чтобы очень большая. В книге III ревизии (1764 г.) всего 5 листов (вряд ли больше двух десятков семей - жаль, поленился записать, сколько точно)

Collapse )
Кот-ученый

Рядовые 12-го года.

Сельца Настасьина кр-н Семион Яковлев, 36 - в ополчении 1812 года, не воротился (пра-6раз-дед)

Деревни Селиц кр-н Егор Осипов, 44. Жена его в 1812 г. записана солдаткой. Дожил до старости, умер в 1830-х (пра-6раз-дед)

Деревни Павлищева кр-н Дмитрий Федоров, 37 - в ополчении 1812 года, не воротился (вероятно, брат пра-7раз-бабушки)

Сельца Макарова кр-н Андрей Гаврилов 17 - в ополчении 1812 года, не воротился (вероятно, племянник пра-6раз-бабушки)

Села Введенского кр-н Андрей Григорьев 39, в ополчении 1812 года, не воротился (возможно, брат пра-6раз-деда)

Сельца Настасьина кр-н Ефим Ефимов, 50, в ополчении 1812 года, не воротился (зять пра-6раз-прадеда, жили одним домом)

На основании данных 7-й ревизии, 1816 год, Рузский уезд Московской губернии.
Возраст указан по данным 6-й ревизии, конец 1811 года



PS Предки со стороны отца.
По материнской стороне (Можайский уезд) картина очень похожая.

PPS На "Эхе" была передача об ополчении 1812 года
Кот-ученый

Мы пишем вам уже 250 лет

Генеалогические изыскания довели меня до РГАДА, который Государственный Архив Древних Актов.

Оказалось, что и туда можно без особого труда записаться (главное знать, кого и где искать) и в свое удовольствие изучать сказки Первой, Второй и Третьей Ревизий (переписей податного люда в 1720-е, 1740-е и 1760-е годы соотв.)

Первая же (вернее, Третья, от 1763 года) сказка принесла не только новые имена, но и дала неожиданные сведения об их носителях.

Ревизские сказки костромскиого имения помещиков Фон-Менгденов заканчивались таким примечанием:

У подлинной скаски [прим.][Оригиналы, собраные по всей стране, по большей части не сохранились. В РГАДА хранятся снятые тогда же в 1760-ых копии] в рукоприкладстве по листамъ пишетъ тако: къ сеи скаске дому объявленнаго гдна Iвана Iванова сна Фонменгдина служитель Михаило Алеѯеевъ вместо старосты Iльи Iванова по его прошению руку приложилъ

Что означает, что в 1763 году мой пра-пра-пра-пра-пра-прадед знал грамоту :)

(А от его родного внука, кстати, первого москвича в родне, даже автограф 1827 г. сохранился, но я этим уже хвастался)
Азъ

Письмена предков

Здесь я уже выкладывал автограф моего пра-пра-пра-прадеда Днепровского Николая Ивановича, который он оставил в брачном обыске в 1827 году.

Сегодняшние автографы чуть помоложе, но зато их больше. Скопированы они тоже из брачного обыска, на этот раз посвященного моим пра-пра-прадеду и пра-пра-прабабке, Ивану Пахомовичу Сорокину и Марии Николаевне Днепровской, датированы январем 1859 года.



"К сему обыску означиныи жинигъ звинигороцкаго уезда ягунскаи волости диривни горбунова крисьянскиi сынъ иванъ пахомовъ руку приложилъ



"Ксиму Обыску ВМесто Означеной Невесты Масковской Мещнки Басманой Слободы Дивицы Марйi Николаевой Днепровской Заниуменийем Ея Грамоти поличному Ея прошению потъписуюсъ Братъ Ея родныi Московской Мещинъ Басманой Слободы Константинъ Николаевъ сынъ Днепровскиi "



"Къ сему обаску въ дествительности моего согласия равно и жены моей палаги павловной на вступление въ Бракъ сына нашего ивана пахомова созначеною невестою московскою мещенкою Басманой слабоды девицею мариею николаевою дипровскою падписуюсь отецъ его Звенигородского уЪзда ягунинскоi валости деревни горбунова крестьянинъ пахомъ михайловъ"

PS Любопытно, что сыновья и Пахома Сорокина, и покойного к тому времени Николая Днепровского знают грамоту куда хуже своих отцов. Особенно разрыв чувствуется в случае Днепровских.
PPS У меня ощущение, что Пахом Михайлович сначала начал писать "Палагеи Павловны", потом решил, что это будет слишком вызывающе (в официальных документах только дворян указывали с отчеством на -ич) и перестроился на "Палагеи Павловой" - вот и получилось странное "Павловной"
Азъ

Один автограф

22.06.1827 г. Из брачного обыска о женихе, Николае Иванове сыне Днепровском, и о невесте, Елене Сергеевой:


"Къ сему обыску во всемъ вышеписанномъ женихъ отпущенной ВЪчно наволю дворовой человЪкъ Николай Ивановъ сын Днепровской руку приложилъ"


PS[...]приметами он Днепровской: росту немалого, лицом бел, малорябоват, глаза карие, волосы русые
[...]Приметами она Сергеева росту среднего лицем бела, нос прям глаза серые волосы на голове и бровях русые

PPS Николай родил Марию, Мария родила Сергея, Сергей родил Марию, Мария родила Николая, Николай родил Наталию, Наталия родила Максима, Максим написал этот пост.

Collapse )
Кот-ученый

А не похвастать ли мне?

В минувший вторник впервые в жизни держал в руках живую всамделишную рукописную книгу XVIII века.

Были это "Исповедные ведомости Звенигородской округи" за 1793-ий год.
Этакая книжица килограмма четыре весом, где записываются все жители округи с пометкой, были они в этом году у причастия или нет.

Результатом изысканий по деревне Горбуновой (которая и поныне деревня Горбуново близ Звенигорода - Одинцовский район Московской области) стала верхушка вот этого дерева.

(Для справки: выделенные красным "Сергей (19.03.1873-1915), жена Феодора Степановна Чернышова" - это мои прапрадед и прапрабабка, а "Мария, замужем за Иваном Сергеевичем Аникиным" - мама моего дедушки по материнской линии.)

Готовьтесь: я буду копать и дальше:)
Кот-ученый

О диверсиях и диверсантах

Еще одна феерическая история, приключившаяся с моей тетей.

Однажды у моей тетушки возник конфликт с одной из соседок по подъезду. Долго ли, коротко ли он развивался - о сем история умалчивает. Но в какой-то момент соседка, заручившись поддержкой еще одной своей знакомой, решилась перевести сей конфликт в фазу боевых действий.

Поскольку тетушка моя - яростная цветочница и уже устроила напротив подъезда довольно внушительный палисадник, объект для нападения нашелся сразу. "Истребить палисадник - и дело с концом!" Для осуществления плана был нанят диверсант - местный пьяница - согласившийся за 300 рублей "разобраться с цветником и все перепахать!"

Дальнейшие события развивались совершенно неожиданным образом.
К моей тетушке, выгуливавшей в то время собаку, подошел упомянутый пьяница и осведомился:
-Наталья Ивановна, здрасте. А где копать то?
На вопрос, а что именно копать, он ответил, что NN попросила его за 300 рублей вскопать цветник. А потом добавил:
-Но знаете, Наталья Ивановна, мне так этот ваш цветник нравится, что я с ним и даром разберусь. Вы только скажите, где землю вскопать надо - так я вскопаю в лучшем виде, и ни рубля не возьму!
Кот-ученый

Глазами очевидца

К 70-ой годовщине начала Второй Мировой Войны.

Из воспоминаний Виктора Андреевича Романова, брата моего деда:

"В это время я уже служил офицером в звании воентехника 2-го ранга, заместителем командира роты по технической части. Танковый полк входил в состав 32 кавалерийской дивизии ( поэтому подразделения носили кавалерийские названия, например, рота называлась эскадроном ). Полком командовал полковник Полозков.

Кавалерийская дивизия дислоцировалась в городе Проскурове ( ныне город Хмельницкий) Каменец-Подольской области УССР. Командовал танковым эскадроном ( ротой) лейтенант Силецкий.

В связи с приближением фашистких войск к нашей границе от высшего командования поступил приказ о приведении войск в боевую готовность. 32-й Кавдивизии в составе Каменец-Подольской группы была поставлена боевая задача: 17 сентября 1939 года в 5 часов утра перейти границу и двигаться в направлении Чертков и на второй день овладеть городом Станислав. Командовал Подольской группой командарм И.В.Тюленев.

Танковый полк пересек польскую границу, уничтожив в Гусятине польскую пограничную заставу. Полк развернулся в боевой порядок выполнять боевую задачу, не встретив сопротивления со стороны польских войск. Польские офицеры, увидев наши танки, поначалу обрадовались, посчитав, что русские войска идут им на помощь но эта радость тут же гасла, так как наши войска пришли выручать не их, а защищать украинцев, проживающих на их территории.

В процессе выполнения задачи с нашей стороны произошел несчастный случай: боец – грузин попал под гусеницу танка. И бойцы–грузины, сбившись в кучку, тяжело восприняли смерть земляка... Вскоре продвижение вглубь Польши продолжилось. Полк выполнил свою задачу – занял город Станислав и вернулся в Проскуров. А я остался в Станиславе [ныне Ивано-Франковск - прим. of Chyyr] с четырьмя неисправными танками, с задачей – на следующий день погрузить танки на железнодорожные платформы и вернуться с ними в полк ( в Проскуров). В оставшееся до погрузки танков время мы, офицеры и солдаты, посетили несколько магазинов, закупив подарки для своих родных и близких.

В Польше местные комерсанты старались продать свой товар за русские деньги."