Макс 509 (chyyr) wrote,
Макс 509
chyyr

Category:
  • Music:

Рассказик

Вот уж несколько дней у 0serg'а в журнале идет СПОР. Спор о кретинизме креационизме. Вот уже несколько дней люди дружно сталкиваются лбами, и над просторами журнала летит гулкий колокольный перезвон. Вот уже несколько дней кипят страсти и мозги.

И так меня увлекло это действо, что я понял: я не могу не внести свою посильную лепту.

Вот вам Подлинная История Сотворения Человека ;)

Рассказик этот вот уже два года валяется в недрах моего компьютера. Мог бы и дальше валяться, но, раз уж подвернулась оказия, я его вывесил

Великое предназначение,
или
Кара небесная.



Бог прекрасно знал, как выглядит Земля, но не мог отделаться от мысли, что разговаривает с пышнотелой капризной избалованной девицей. Стоило закрыть глаза – и вместо аккуратного шари-ка перед ним оказывается молодая особа с надутыми губками, вздернутым носиком и разрумянив-шимися толстыми щечками.
-Ну что вам опять надо? – вымученно осведомилась особа. – Вы просто утомили меня своими визитами! Уйдите, у меня болит голова!
-У тебя нет головы, - резонно возразил Бог. – Ты планета, и у меня к тебе как к планете есть претензии.
-Ах, опять эти ваши претензии! Я от них уже устала! – воскликнула планета. – День и ночь только и слышно: претензии, претензии, претензии… Все шесть суток! Ну чем я вам опять не уго-дила?
Бог немного смутился. Планета искренне считала себя невинной, как дитя - а Бог должен считаться с мнением других… «Какое там мнение! – одернул он себя. – Сплошные капризы! Это просто-напросто маленькая эгоистка!»
-Скажи мне, зачем ты заморозила Антарктиду? – мягко спросил Бог. – Я же просил тебя не менять так резко климат.
-Мой климат! Как хочу, так и меняю! – заявила Земля.
-Но фороракосы…
-Это еще что за мерзость? Ужасное слово! – поежилась планета.
-Это птички, - объяснил Бог. – Хищные, но очень милые…
-Фи! Это те самые кровожадные твари, от которых у меня все южное полушарие чесалось! Как только вы могли их сотворить? Они жестоки, аморальны, нечистоплотны…
-Они белые и пушистые, - пробормотал Бог. – И они живые. Даже я – особенно я! – не имею права просто так отнимать чью-либо жизнь.
-Но они же отнимали!
-Они хотели кушать, - Бог вдруг переменил тон. – И вообще: мы же все это уже обсуждали, когда ты свалила на несчастных динозавров пролетавший мимо астероид. И ты обещала мне больше не убивать бедных зверушек. Как же это так получается? Дала слово, и тут же нарушила.
-И это я виновата?!! Сам населил меня живностью, она бегает по мне, гадит на меня, растет на мне, у меня от них аллергия, дерматиты, зуд… И я же в этом виновата! О, это коварство! О, это вечные мужские коварство и лицемерие!
-Не увиливай, - строго сказал Бог. – Ты дала слово щадить все живое? Дала. Могла и отка-заться. Я предлагал тебе подумать. Но ты умоляла: «Куда я пойду без пушистых лесов, без веселых зверьков? Да меня другие планеты засмеют!» Я уступил – и что же? Еще и день не кончился, а все с начала. «Чешется, колется, тут тесно, там свободно». Решись наконец, что тебе надо?
-Опять надо мной насмехаетесь! – зарыдала Земля. – Да-а-а! Вам хорошо, вы Бог! А что де-лать бедной планете? Все ее готовы обидеть, использовать! Воспользуются доверчивостью, а потом заселяют гадостью ползучей, а ты их трогать не сме-е-ей, у ней, видишь ли, свобода во-о-оли. А у меня, у меня что, нет свободы воли что ли?
-Ты же знаешь, по первой просьбе я заберу с тебя все живое, - холодно сказал Бог.
-И что я буду делать – голая, безжизненная? – еще громче зарыдала Земля.
-Чего же ты хочешь? – не выдержал Господь. Земля не ответила, и только метнула на него исподлобья испепеляющий взгляд. Бог вздохнул и вернулся в свои небесные чертоги.
-Что случилось, Господи? – вопрошали ангелы и серафимы, когда печальный Бог шел по рай-ским коридорам. Бог слабо улыбался им, но не говорил ни слова. «Опять эта Земля», - шептались за его спиной небожители.
-Опять эта истеричка Земля? – спросил Гавриил, услужливо пододвигая Богу кресло. Тот только кивнул.
-Вы слишком мягки с ней, Господи, - продолжал Гавриил. – Соберитесь! Обдумайте ее пове-дение и придумайте ей наказание под стать. И все будет хорошо.
-Очень уж просто у тебя все, - улыбнулся Бог. – Но насчет собраться, это ты прав. Пожалуй, я так и сделаю.
И Бог собрался.
-Я придумал. – сказал он спустя квант времени. – Подобное надо лечить подобным.
-Подобное лечить подобным? – переспросил Гавриил. – Очень похоже на афоризм, позвольте я запишу… И что за лечение?
-Так… Ничего практического, сплошная теория. Видишь ли, у Земли не хватает совести…
-Я бы сказал, совести у нее нет совсем.
-Совесть есть у всех, - строго сказал Бог. – Это закон природы. Любое разумное создание не может не обладать совестью. Умение поставить себя на место другого, посмотреть на себя со сторо-ны – основные качества любого разума. Земля просто редко пользуется этими умениями. А значит, мы должны помочь ей. Чтобы она на собственном опыте испытала, каково это – общаться с бессо-вестными тварями.
-Это гениально! – без энтузиазма воскликнул Гавриил. – Одна проблема: кроме Земли у нас бессовестных созданий нет.
-Потому я и говорю – никакой практики, одна теория.
-Можно, конечно, сотворить их… - предложил Гавриил.
-Как? И что мы будем с ними делать, когда Земля раскается?
-Ликвидируем, - пожал плечами Гавриил.
-То есть убьем?
-Нет, зачем сразу убивать… - спохватился Гавриил. – Погрузим в вечный сон, к примеру.
-А это не убийство?
-Формально – нет.
-Формально! Бог должен придерживаться духа закона, а не буквы. Перед Богом все равны. Бог ко всем должен относиться одинаково. Все вы – дети мои. Разве может отец – особенно небес-ный отец – любить одного ребенка меньше, чем других?
-Или больше, – вставил Гавриил.
-Или больше, - повторил Бог. – Разве может?
-Не может, - ответил Гавриил. – Все это знают.
-Ты это знаешь, - повторил Бог – и заулыбался. – Ты это знаешь! А другие ведь могут не знать!
-Все это знают, - настаивал Гавриил. – Я проверял.
-А вот мы сотворим таких, кто не знает! И они будут думать, что я люблю их больше, чем ос-тальных. Вот тебе и выход!
Гавриил радостно закивал головой.
-Великолепно! Но, честно говоря, я не понял.
-Все очень просто: ты скажешь им, что они самые любимые творения Бога. Остальное они сами домыслят. Раз они самые любимые, то им позволено больше, чем остальным – это первое, что приходит на ум. А когда Земля раскается, мы просто сообщим им всю правду.
-Значит, сначала мы им солжем?
-Конечно нет! Ведь они и вправду будут – самые любимые мои творения. Все мои творения – самые любимые. А значит и они тоже.
-Софистика, - вздохнул Гавриил.
-Логика! – возразил Бог.
-Пусть будет логика, - не стал спорить Гавриил. – Но согласится ли Земля стать домом для еще одного вида зверушек? Или придется насильно…
-Никакого насилия! Насилие и Бог – несовместимы. Землю и так будет нетрудно убедить. Достаточно сказать, что я собираюсь заселить разумными существами Марс.
******
Бог любовался Землей и улыбался. Как славно все вышло. Земля искренне раскаялась, при-знала свою неправоту, пообещала впредь заботиться обо всех живых существах и уважать их права и свободы. В мире вновь царят баланс и гармония – вернее, скоро будут царить, когда Гавриил за-кончит свою речь перед людьми, и те осознают великое чудо всеобщего равенства перед Богом…
-Катастрофа! Господи, это катастрофа!
-Что случилось?! – Бог вскочил на ноги. – Гавриил, что это за вид?
Гавриил стоял в дверях, тяжело дыша. Из белоснежных крыльев сыпались перья, золотое ко-лечко над головой кружилось как бешеное.
-Откуда этот наряд?
-А, это так, побрякушки, чтобы удивить туземцев, - махнул рукой Гавриил. Крылья и колечко исчезли. – Не в них дело!
-А в чем? Почему ты кричал «катастрофа»?
-Потому что катастрофа!
Бог покачал головой.
-Сядь, отдышись и начни все с самого начала. Ну, что случилось?
-Они мне не поверили!!!
-Люди? Не поверили? – переспросил Бог.
-Люди!!! Не поверили!!! Они заявили, что ни змея, ни гусеница, ни обезьяна не могут быть столь же любимы Тобой, как они!!! Да они мне трое суток – земных суток – перечисляли, кого Ты не можешь любить! Они невероятны! Они думают, что их субъективное мнение есть абсолют! Они долго и упорно доказывали мне, что раз они созданы по образу и подобию Твоему, то значит Ты есть точная их копия – только Всемогущая!
-Они правда так думают? – с интересом спросил Бог. – Очень, очень занимательно… А что они еще думают? Знаешь, я никогда раньше не изучал психологию бессовестных существ…
-О каком изучении может идти речь! – завопил Гавриил. – Наш план рухнул!
-Наш план? Рухнул? Ну-ну, Гавриил, ты все преувеличиваешь. Это просто первая реакция. Им просто надо дать времени, чтобы они осознали смысл сказанного?
-Времени? – Гавриил хмыкнул. – Боюсь, и вечности не хватит.
******
-Похоже, ты был прав, - удрученно сказал Бог несколько поколений спустя. – Улучшений я не вижу.
-Улучшений? Да там одни ухудшения! У них совершенно, совершенно нет совести!
-Она у них есть, но они ею не пользуются. Я никак не могу понять почему. Ведь они знают, что грешны. (Земля, заметь, считала себя совершенно невинной! Люди же знают, что им далеко до идеала! Это обнадеживает!) Знают, и все же не предпринимают никаких мер!
-Предпринимают, - хмуро сказал Гавриил. – Они убивают грешников.
-Не может быть!
-Может.
-А кто решает, грешник человек или нет? Я не могу представить праведника, который осме-лится обречь на смерть разумное существо.
-Верно. Поэтому грешников убивают другие грешники. А кроме того, они убивают и правед-ников, которые за осужденных заступаются.
-Ничего не понимаю! – воскликнул Бог. – Ты им пробовал говорить, что совершенствовать нужно себя, а не других?
-Говорил. Но они в чужом глазу соринку видят, а в своем – бревна не замечают. (Хорошая фраза! Надо записать!) Более того, я предложил им задуматься, почему они грешны.
-И?…
-И они придумали дьявола!
-Придумали… что?
-Дьявола. Такую мерзопакостную личность, которая заставляет их грешить. Они не хотят, а он заставляет. Они опять не хотят, а он снова заставляет…
-Безумие какое-то!
-Это еще что! Недавно кто-то из них заявил, что хоть люди и избраны Тобой, но некоторые избраны больше, чем другие! Но и это еще не все…
Гавриил рассказывал, рассказывал и рассказывал.
По щекам Бога текли слезы.
******
-Земля их утопила! – таково было очередное донесение Гавриила.
-Как утопила?
-Устроила несколько потопов – и утопила. Ей надоело, что они бегают по ней, ковыряют ее, да еще убивают друг друга.
-Но ведь не все убивали друг друга! Ты же говорил, что у них были праведники…
-И немало! А еще больше таких, кто грешил, но слегка и без злого умысла. Беда людей в том, что один завзятый грешник во имя «великой идеи» (в которую порой сам верит!) может погубить сотню праведников и обратить в свою веру тысячу «середнячков».
-И Земля всех их утопила… - скорбно сказал Бог.
-Если бы всех! По крайней мере один выплыл! Своеобразная, скажу вам личность…
-Выплыл?! – обрадовался Бог. – Кто-то из них спасся?
-Я про это и толкую!
-Но как?
-Этот Ной (его зовут Ноем) построил лодку и вместе с семьей мотался по волнам, пока на-воднение не закончилось.
-С семьей! Значит, спасся не один! – Бог широко улыбался.
-Не один, а десятка два! Знали бы вы, какие у них семьи…
-Спасся… Знаешь, Гавриил, я сам явлюсь к твоему Ною и поговорю с ним. Мне есть, что ему сказать и о чем его спросить. Тебе люди не поверили – но, наверное, они поверят мне!
Бог стоял и смотрел куда-то вдаль.
-Я даже знаю, что скажу ему. «Люди, - скажу я. – Вы, как рыбы, птицы, звери, деревья и кус-ты, цветы и камни, звезды и воды – все вы дети мои. Всех я люблю одинаково. Мне тяжело смот-реть, как вы бессмысленно истребляете друг друга. Человек! Возлюби ближнего своего как самого себя! Не убий! Помни – этот мир прекрасен, и в твоих силах сделать его еще прекрасней!»
-Несколько поправок, - сказал Гавриил. – Лучше скажи, что все живое и неживое – Твое тво-рение. Иначе люди подумают, что насекомых, вирусов и грибы ты любишь меньше. И еще: не надо их призывать делать мир лучше. Пусть они не делают его хуже. Я же говорил: дай им великую идею свободы, равенства и братства, так они ради нее родного брата в рабство продадут.
-Что ж… Ты их лучше знаешь… Может и вместо «не убий» сказать: «А кто из вас прольет кровь человеческую, тот сам падет от руки человеческой»? Они, я думаю, не самоубийцы, и поймут, что единственное убийство приведет к гибели всего вида.
-Они придумают способ убивать без крови, - сказал Гавриил.
-Ты пессимист, Гавриил. Посмотри, разве ты не видишь там, вдали, счастливое будущее, где каждый живет по совести, считаясь с другими? Разве ты не видишь детей разных рас, играющих вместе? Разве ты не видишь самопожертвования и братской любви? Смотри, Гавриил!
Гавриил до рези в глазах всматривался в будущее, но ничего такого не видел.
Впрочем, у него была близорукость.

8 октября 2004 г.

Tags: антимифы, сочинительство
Subscribe

  • Вымирание динозавров

    " Вымирание динозавров. Вымирания связаны с двумя причинами: внутренней (морфофизиологическое состояние) и внешней (абиотическая и био­тическая…

  • Умные тираннозавры

    Листал википедию и увидел там такое: По мнению палеонтолога Ф.Дж.Карри, тираннозавр был в шесть раз умнее большинства других динозавров и рептилий.…

  • Фольклор Озьгородского уезда

    Было у кузнеца семь сыновей: шестеро умных, а один дурень. Пошел раз дурень за водой к колодцу. А колодец глубокий, посерёд дня в нем звезды видать.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Вымирание динозавров

    " Вымирание динозавров. Вымирания связаны с двумя причинами: внутренней (морфофизиологическое состояние) и внешней (абиотическая и био­тическая…

  • Умные тираннозавры

    Листал википедию и увидел там такое: По мнению палеонтолога Ф.Дж.Карри, тираннозавр был в шесть раз умнее большинства других динозавров и рептилий.…

  • Фольклор Озьгородского уезда

    Было у кузнеца семь сыновей: шестеро умных, а один дурень. Пошел раз дурень за водой к колодцу. А колодец глубокий, посерёд дня в нем звезды видать.…