Макс 509 (chyyr) wrote,
Макс 509
chyyr

Category:

Анджей Бурса. "Дракон".

Недавно попался мне сборничек польских рассказов в стиле "гротеск"
И так мне некоторые из этих рассказов понравились, что захотелось с кем-нибудь поделиться. Как назло, большей части из них в русском интернете нет, а потому я взял на себя смелость в меру своих сил перевести некоторые из них. Результат я, пожалуй, выложу тут.

Анджей Бурса.
Дракон.
(перевод с польского - М.С.Романов)



До автобуса было еще несколько часов - полдня и почти весь вечер. С папкой в руках и плащом через плечо я присел на заросшем буйной травой откосе. Материала для репортажа о проблемах изготовителей декоративной упряжи в селе Вязло я набрал с избытком, так что даже перелистывать черновики, чтобы проверить заметки, не имело смысла.

Предстояли мне шесть часов праздного ожидания на вязельской автобусной остановке.

По счастью, было тепло и солнечно, и я мог с удобством расположиться на траве. С моей позиции открывался вид почти на все село. Было Вязло селом немаленьким. Оно широко разбегалось выселками по окрестным холмам и долинам. На главной площади, бок о бок с привычными, соломой крытыми хатами, стояло два одноэтажных каменных дома и кирпичный хлебозаводик. Ниже тянулись поля и бежала промеж верб быстрая речка. Все это окаймляли горы, по верхам поросшие еловым лесом. Вязло было типичным гуральским[*](гуралы - (от góra - гора) польские горцы, живущие в польской части Карпат)
селом, местные жители промышляли прежде всего скотоводством и выделкой декоративной упряжи. По причине своего географического положения Вязло было отрезано от крупных городов, но, несмотря на то, вязлинцы были довольно образованы и охотно тянулись к знаниям, даже, как мне сообщили, один недавно умерший профессор старейшего вуза области был родом из Вязла.

Так, лежа на животе посреди буйной травы, созерцал я вязельскую природу и архитектуру, лениво покуривал папиросы и щурился от солнца – какое-никакое, а развлечение. В какой-то момент я заметил, что неподалеку присел какой-то худощавый старик. Чуть погодя старик подошел ко мне с погасшим бычком в руках и попросил прикурить. Я угостил его папиросой. Сперва он отказывался, но в конце концов с готовностью взял две, закурил и уселся рядом со мной. Я покорно принял это. Если на то пошло, старик казался мне не более скучным, чем вязельские горы и облака.

Мы разговорились. Старик был пенсионером, бывшим учителем вязельской школы. Жаловался на боль в суставах. Такой поворот беседы мне даже понравился. По крайней мере, старик не требовал, чтобы я, как журналист, выхлопотал для него чего-нибудь, и не посвещал меня в тайны вязельских жителей. За одно это я был ему благодарен и вежливо выслушывал его жалобы в адрес суставов. Курили мы уже по второй папиросе, когда я заметил, как на площади собираются люди. Чем-то напоминало то сборище крестный ход. Насколько я мог разглядеть, одеты селяне были чисто и нарядно. Старик посмотрел в их сторону и прокомментировал безразлично:

- О, уже готовятся…

- К чему?

- А пан редактор не знает? – удивился он. – Сегодня же двадцатое мая… Драконов День.

- Что за Драконов День?

- Как это, пан не слышал о вязельском драконе? Никто вам не рассказывал?

- Нннет… Хотя…

Я припомнил, что когда говорил в клубе о своей поездке в Вязло, кто-то из коллег упомянул о вязельском драконе. Но тут как раз кельнер принес водки и после очередной рюмочки разговор перешел на другие рельсы. И в сегодняшнем моем разговоре с председателем сельсовета тоже, кажется, прозвучало слово «дракон», а то и словосочетание «Драконов День». Однако ничего больше я не вспомнил, и попросил моего собеседника рассказать, в чем состоит «Драконов День».

-О, это старый обычай, - сказал старик, - тянущийся еще с языческих времен. А состоит он в том, что раз в году, вечером, двадцатого мая, дракону, живущему в норе над рекой, бросают на съедение красивейшего юношу и красивейшую девицу, причем оба должны быть не моложе шестнадцати и не старше восемндацати лет. Естественно, прилагательное «красивейший» не надо понимать буквально. Просто выбирают по жребию одного из многих здоровых юношей и одну их множества здоровых девушек нужного возраста.

- А что мы называем драконом? – спросил с любопытсвом я.

- Дракон самый что ни на есть аутентичный. Это старый, огромный ящер неопределенной видовой принадлежности. Живет вон там… - старец указал пальцем в сторону ольшин на той стороне реки. – Впрочем, может быть пан хочет посмотреть на празднество поближе? Присоединимся к людям, которые должны туда отправиться. Вы сами увидите всю церемонию съедения.

Я не понимал, то ли старик шутит со мной, то ли бредит. Видя мое замешательство, он усмехнулся.

- Пан удивлен? Что ж, все приезжие удивляются, когда о том узнают. Но потом свыкаются с этим. Тридцать лет, как Общество по Распространению Науки в Народе организовало первую кампанию по борьбе с драконом, но проиграло. Проблемой этой интересовались правительственные и партийные чиновники, но пока что не предприняли по этому поводу никаких принципиальных шагов. По правде говоря, власти, считаясь с консерватизмом местных гуралов и их верностью традициям, закрывают украдкой глаза на на проблему дракона. Я сам почти тридцать лет назад, как представитель ОРН в Н, категорически выступал против дракона и других предрассудков, распространенных в крестьянской среде. Написал даже когда-то статью, специально посвещенную проблеме дракона под названием «Чудовище пьет юную кровь» . Статья вышла в журнале «Факел», который был нашим печатным органом. Перестал издаваться еще за пять лет до войны…

- Как этот так, - воскликнул я возмущенно, - каждый год обрекают на смерть двух невинных людей, совсем еще детей?

-Ну да. Село от этого особо не страдает; вязлянки широки в бедрах и рожают необычайно легко, совершенно без боли. Существует даже такая присказка: «Наша баба родила, ни слезы не пролила». Ксендз всегда немного ворчал на эту присказку, говорил, что она противоречит Писанию.

- А что делает дракон оставшуюся часть года?

- Лежит в своей норе и спит, переваривая тех двоих. О нем не вспоминают.

- А если бы… если б отменить жертвы… Что тогда случится?

- Не знаю. Этого еще никто не пробовал.

- А если убить того гада… - воскликнул я.

- О, это не так просто. Сдается мне, что такие редкие животные находятся под охраной. Кроме того, он совсем не такой грозный, как пан редактор себе воображает… Да вы сами увидите.

Тем временем по дороге уже двигалась процессия. Впереди шел председатель сельсовета в обществе двух парней, в одном из которых я узнал секретаря партийной ячейки, а в другом – народного художника резчика Лелька. На расстоянии доброй пары метров за ними две старые женщины в накрахмаленных юбках и кораловых бусах вели парня. Парень, хоть и не старше восемнадцати лет, был рослый и плечистый, как взрослый мужчина. Лоб его прорезала глубокая морщина. Был он блондин, и очень красивый. На шее парня висел короткий шнурок; не считая этого, был он совершенно свободен, только бабы слегка поддерживали его под локти. Лицо парня было мокрым от пота, челюсть его слегка дрожала. Дальше два мужика постарше в черных сюртуках вели девушку. Та, одетая в шелковое платье и туфельки на высоком каблуке, плакала не переставая. Снова и снова лезла в белую сумочку, чтобы достать из нее платок, шумно сморкалась, прятала платок назад и опять доставала его. Дальше валила толпа баб, мужиков и детей.

Мы с моим стариком спустились с косогора и присоединились к шествию. Мужики расступились и дали нам место во главе колонны, сразу за девушкой. Процессия брела по раскаленной дороге, люди вытирали вспотевшие лбы и тяжело дышали. По получасовом марше дошли мы до мостика через реку. Перед мостиком с девушкой случилась истерика. Она бросалась на землю, цеплялась за сапоги мужиков и рыдала, захлебываясь. Шествие приостановилось, чтобы переждать припадок. Некоторые закурили. Чуть погодя девушка встала, поправила платье и послушно перешла через мостик. Мостик был такой узкий, что пройти по нему можно было только по одному, и переправа заняла немало времени. Некоторые снимали обувь и переходили реку вброд.

Место, в котором процессия останавилась, ничем не отличалось от других мест вдоль реки. Разве что заросли ольхи и вербы были здесь погуще. Народ выстроился полукругом. Председатель поднял руку и процитировал:
Дракон зеленый,
Серой кормлёный,
Сельский народ
Тебя нынче зовет:
Жертву прими!
Жертву прими!

В вербинах что-то зашуршало и на поляну вышел дракон.
Это было чудовище четырех метров длины, слепое и полинялое. Оно с трудом переставляло слабые, нетвердые лапы.
Встань же мордою к заре
И хвостом на запад!

- процитировал снова председатель, и видя, что дракон неуклюже топчется на месте, ударил его палкой по хребту.

-Ну же, шагай, - резко прикрикнул он.

Дракон фыркнул и послушно встал, как ему сказали. Парень, который до сих пор держался спокойно, позеленел и пошатнулся.

-Матушка, - сказал он одной из державших его баб. – Что-то меня мутит…

Бабы отвели его на несколько шагов в бок и заботливо придерживали парню голову, пока его тошнило. Наконец он встал, старательно вытер рот рукавом. Бабы подвели его к самой морде дракона и отошли назад. Парень встал на колени, перекрестился и пробормотал, подражая тону председателя:
Прощайте, мать родная,
Подруга дорогая,
и солнышко ясное,
и поле зеленое

-Аминь, - ответила толпа.

Тогда дракон приблизился, обнюхал парня, подмял под себя и растерзал. Останки он заглотил  тремя долгими глотками. Теперь дошла очередь до девушки. Та уже не плакала. Встала на колени, вытерла нос и процитировала формулу. Дракон расправился с нею в два укуса.

Председатель сказал:
Жертва дана дракону,
Иди назад в свою нору.
Дракон с усилием поднялся и исчез в зарослях вербы. Председатель затянул песню. Люди вяло подпевали. Последних слов не пел уже никто. Толпа расходилась. И мне тоже было пора. Автобус отходил через двадцать минут.

Tags: duchy na dachu, переводы
Subscribe

  • Оригинальное доказательство

    -Почему в прямоугольном треугольнике квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов? - Сам сказал! PS "Я не одоб­ряю того, что извест­но о…

  • Астральная математика

    Сижу в зуме, слушаю доклад на кафедральном семинаре и наслаждаюсь. Уж больно красиво докладчица формулирует: "Прозвенел будильник, и мы вышли в…

  • Мана

    А не кажется ли вам что многие околорелигиозные суеверия оказываются внутренне довольно логичными, если предположить, что их носители осознанно или…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments