July 21st, 2015

Кот-ученый

Also sprach Peter der Große

А еще в "Истории русского литературного произношения..." мне весьма понравились "фонетические портреты" - краткий анализ того, как звучала речь того или иного общественного деятеля в ту или иную эпоху. Чем глубже в прошлое, тем непривычнее - и любопытнее - произношение.

Среди прочих, удостоился разбора государь наш Петр Алексеевич (Петр! а кто прочитал Пётр, за тем придет сердитый Шишков в мокроступах. Бу!) Будучи не великим приверженцем ортографии, он весьма часто писал как слышал - что и дало возможность реконструировать его произношение. Например:

1) Петр различал в речи е и ѣ, причем второе, видимо, напоминало у него дифтонг ie.
2) Петр "акал" - как и мы - но в отличие от нас как правило "екал".
3) Петру не было чуждо фрикативное ɣ (оглушающееся до х): так, он писал о пользе различных "книхъ", например архитектурскихъ и артиллерскихъ.
4) Интересно, что в некоторых позициях и "к" превращалось в "х", например, когда царь обращался мыслями х пушкамъ, х Полоцку, х полковнику и х протчимъ.
5) "щ" у него, возможно, читалось как твердый долгий [ш:]. С одной стороны, у него встречаются формы "толшиною", "помоши", "вешь", "iшшетъ", с другой - фраза "надо щить мешков холшевых" (т.е. сшить)
6) с заимствованными словами не церемонился: он рассуждал и об алтирериi, и об алтиллериi, и об артиллериi, и прочих адтиллерискихъ материях. Если в слове встречалось противоестественное сочетание -нф- или -нв-, они заменялись на приятные языку -мф- и -мв-, давая комференцию, комвой и комфузию.

И подумалось мне:
а ведь любопытно было бы, если бы в исторических фильмах Петр говорил не современным языком, а своим аутентичным. Я бы такое с удовольствием послушал.
А вы?