July 20th, 2015

Кот-ученый

Драɣие анɣелы, пригожие боɣини...

Прочитал недавно книжку "История русского литературного произношения XVIII-XX вв" М.В.Панова.

Кроме всего прочего, наконец-то разобрался, откуда взялись все эти Гишпании, Гексли и Гарри.

Если грубо, то вплоть до конца XVIII века в литературном русском было два способа произношения буквы "г": простецкое "жесткое" г, свойственное современному русскому (оглушающееся до "к") и высокое, пришедшее из церковнославянского фрикативное ɣ (оглушающееся до х: бох - боɣа). Существовало сложное и неоднозначное разделение, какие слова надо читать через "ɣ" (например, слова высокого штиля, как "боɣ", "блаɣовешченiе", "ɣосударь", "ɣлас" и т.п.), а какие через "г" (скажем, Словарь Академии Российской давал написание "боґульникъ", с особым знаком для "нашего" г); причем для большинства слов четкой нормы не было, на что жаловался, к примеру, Ломоносов в одном из стихотворений:

Collapse )
Драгие ангелы, пригожие богини,
Бегущие всегда от гадкия гордыни,
Пугливы голуби из мягкого гнезда,
Угодность с негою, огромные чертоги,
Недуги наглые и гнусные остроги,
Богатство, нагота, слуги и господа.
Collapse )
От вас совета жду, я вам даю на волю:
Скажите, где быть га и где стоять глаголю?


"Настоящим" чтением буквы "г" считалось именно "церковное" произношение: например, Тредьяковский отмечал, что "никто у нас слова "гусь" не произносит так, как оно написано через "г", т.е. как через "h" латинское по немецкому и польскому латины произношению, но как через g латинское, однако все такие слова мы пишем через "г" противно произношению".

От "настоящего" чтения и отталкивались, давая транслитерацию того или иного иностранного слова. "Легкий, придыхательный звук? Типа нашего "г"? Значит, "г" и запишем". В итоге "Harry" естественно стал "ɣарри", а польская Hiszpania - "ɣишпанией". Более того, даже такие привычные нам междометья, как "ах! ох!" имели написание "агъ! огъ!"

А потом русский язык изменился. "Низменное" г вытеснило отовсюду "высокое", и принадлежащий к письменному языку "ɣарри" автоматически превратился в "гарри", а "ɣексли" в "гексли".
(Напротив, устным "агъ" и "огъ" не оставалось ничего другого, кроме как поменять "г" на "х").