January 10th, 2015

Кот-ученый

Те-кого-нельзя-называть.

Известно, что много кого на свете нельзя называть напрямую. Например, Того-кого-нельзя-называть. Или хозяина тайги. Или нечистого. Даже объяснение этому есть: ты его имя произнесешь, а он как услышит, как обидится, как прийдет посмотреть, кто тут такой словоохотливый...

Так вот, заинтересовал меня в последнее время вопрос: что здесь причина, а что - следствие? Потому ли слово стало табуированым, что было поверье о всеслышащем медведе? Или же поверье - это попытка рационально объяснить сложившуюся практику, вызванную чем-то совершенно другим?

Дело в том, что у меня перед глазами с детства есть пример такого табу - вызванного никакими не поверьями, а лишь личными страхами.
Бабушка моя всю свою жизнь боится крыс. Не только живой грызун, но даже картинка, даже упоминание ей неприятны. В итоге, если уж приходится говорить о крысах, то она старается назвать их "хвостатыми", или "серыми", или, на худой конец, "рысами". Эвфемизмы чистейшей воды. Но при этом не связанные ни с какими поверьями, ни с какой традицией, а исключительно с особенностями психики. Название "врага" запускает цепочку неприятных ассоциаций, которых эвфемизм позволяет избежать. (Любопытно, как все это выглядит на нейронном уровне)