Макс 509 (chyyr) wrote,
Макс 509
chyyr

Category:

Mary Hamilton has borne a babe to the highest Romanoff of all

В этом журнале я уже как-то упоминал красивую и печальную английскую балладу Mary Hamilton.

Как многие английские баллады, это история о любви и смерти. Прекрасная фрейлина шотландской королевы родила ребенка от самого короля; желая скрыть свой грех, она убила ребенка - и поплатилась за это жизнью.


Word is to the kitchen gone, and word is to the hall
And word is up to madam the queen, and that's the worst of all
That Mary Hamilton has borne a babe
To the highest Stuart of all

Oh rise, arise Mary Hamilton
Arise and tell to me
What thou hast done with thy wee babe [=What you has done with your little babe]
I saw and heard weep by thee

I put him in a tiny boat
And cast him out to sea
That he might sink or he might swim
But he'd never come back to me

Oh rise arise Mary Hamilton
Arise and come with me
There is a wedding in Glasgow town
This night we'll go and see

She put not on her robes of black
Nor her robes of brown
But she put on her robes of white
To ride into Glasgow town

And as she rode into Glasgow town
The city for to see
The bailiff's wife and the provost's wife
Cried alack and alas for thee

Oh you need not weep for me she cried
You need not week for me
For had I not slain my own wee babe
This death I would not dee [= die]

Oh little did my mother think
When first she cradled me
The lands I was to travel in
And the death I was to dee

Last night I washed the queen's feet
Put the gold in her hair
And the only reward I find for this
The gallows to be my share

Cast off, cast off my gown, she cried
But let my petticoat be
And tie a napkin round my face
The gallows, I would not see

Then by them come the king himself
Looked up with a pitiful ee [=eye]
Come down, come down Mary Hamilton
Tonight you will dine with me

Oh hold your tongue, my sovereign liege
And let your folly be
For if you'd a mind to save my life
You'd never have shamed me here

Last night there were four Marys
Tonight there'll be but three
It was Mary Beaton and Mary Seton
And Mary Carmichael and me.


Но до недавнего времени я и не подозревал, что эта песня странным и не до конца понятным образом связана с русской историей. Дело в том, что почти такая же трагедия случилась в Перебурге, в царствование Петра I.
В 1719 году за детоубийство была казнена фрейлина Екатерины I, некая Мария Даниловна Гамонтова. Происходила она из Гамильтонов, перешедших на русскую службу (собственно, ее фамилия и была искаженным "Гамильтон" - так же, как, например, фон Менгдены за полтораста лет русской службы превратились в Фамендиных.)
Как и героиня баллады, русская Мэри Гамильтон была любовницей монарха, как и героиня баллады, она убила своего незаконорожденного ребенка, как и героиня баллады, была казнена за свое преступление.

Отцом ребенка Мария Гамонтова назвала не Петра, а одного из его денщиков, Ивана Орлова. Также она призналась в двух абортах, совершенных ранее. Более подробно см. очерк М.И.Семевского "Фрейлина Гамильтон" "Отечественные записки, сент. 1860


Интересно, что никакой другой Мэри Гамильтон, попавшей в такую же ситуацию, история не знает.

Четыре Мэри, о которых поется в песне - Last night there were four Marys // Tonight there'll be but three - и вправду существовали, однако фамилии их были Сетон, Битон, Флеминг и Ливинстон (а вовсе не Гамильтон), приходились они фрейлинами девочке-королеве Марии Стюарт. И хотя, говорят, не всех из них можно было уличить в благопристойном поведении, ни одна из них не запятнала себя инфантицидом.

На основании такого удивительного совпадения сюжета и имен фолклорист Фр.Дж.Чайльд одно время даже допускал возможность, что петербургская трагедия и была источником шотландской баллады. Тем более, датировка песни этому не противоречила - самая ранняя из известных Чайльду версий датировалась 1790-м годом. В сборнике "Viking Book of Folk Ballads" утверждается, что один из вариантов песни был известен задолго до 1719 года, однако никаких подтверждений этого не приводится
Позднее, однако, он склонился к мнению, что песня имела свою шотландскую первооснову - убийство в 1563 г. горничной-француженкой своего незаконнорожденного ребенка. Горничная та, служившая при дворе Марии Стюарт, вступила в связь с придворным аптекарем и родила от него ребенка. Тщась скрыть позор, горничная и аптекарь убили ребенка, однако, преступление раскрылось и оба были повешены. В пользу этой гипотезы говорят такие строки в одном из вариантов баллады:

My love he was a pottinger,
Mony drink he gae me,
And a' to put back that bonnie babe,
But alas! it wad na do.

(173(U13))
- в которых любовником Мэри предстает не король, а аптекарь.

(Подробнее об истории песни см., например, обсуждение на неком форуме)
Tags: история, песни
Subscribe

  • Иван IV, за свою жестокость прозванный Васильевичем.

    Iwan IV surnommé BASILOWITZ & connu dans nos Histoires sous le nom du Tyran Jean Basilide. Иван IV, прозванный Васильевичем, и известный в нашей…

  • Опять Плиний и алюминий

    Несколько лет назад у меня был пост про якобы упоминавшийся у Плиния алюминий. А сегодня я наткнулся на более обстоятельную статью на ту же тему.…

  • Мокканы

    Сегодня я узнал о японском аналоге берестяных грамот - деревянных дощечках- мокканах. Были в ходу в конце I тысячелетия нашей эры, использовались в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments